МАРШ НЕСОГЛАСНЫХ
Вся информация о протестной России
Что делать, если тебя задержали
Организаторы
Национальная Ассамблея Российской Федерации Объединенный гражданский фронт ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА - Общероссийское общественное движение!
Без цензуры

Новости протеста

18.04.2016

Новоуренгоец пришел к президенту с медалью и плакатом: "Я, сотрудник МЧС — бомж"

Житель Нового Уренгоя Юрий Буларга на пикете. Фото: РРП-инфо

Житель Нового Уренгоя (Ямало-Ненецкий автономный округ — ЯМАО) Юрий Буларга, бывший сотрудник МВД, МЧС (пожарный) специально приехал в Москву и три дня стоял в пикетах с плакатом " Я, сотрудник МЧС — бомж! Костогриз, где мое жилье!", сообщило 18 апреля РРП-инфо Каспаров.Ru.

За 25 лет службы Юрий приобрел третью группу инвалидности (из-за служебных травм) и статус бездомного. В 2000 году семью с двумя маленькими детьми выселили из квартиры в доме 9 по СМП-700 в микрорайоне Заозерный в то время, пока семья была в отпуске. По данным РРП-инфо, вместо них поселили племянника судьи — Виктора Альхамова. Буларга обратился в суд и в 2008 году выиграл дело.

Суд признал его право на проживание и обязал администрацию Нового Уренгоя заключить с семьей договор социального найма, но через год вышло новое судебное постановление — теперь о выселении

Буларги без предоставления другого жилого помещения. Когда семья в очередной раз обратилась к мэру Нового Уренгоя, то Иван Костогриз дал с ухмылкой ответ: "Судитесь!".

В Москве Буларга пикетировал 14 апреля представительство ЯНАО, центральный офис МЧС, приемную президента. Из представительства вышел заместитель руководителя, взял обращение и сказал, что они ничего не могут сделать, так как являются подчиненным Салехарду подразделением.

Появление 15 апреля у главного офиса МЧС на Театральном проезде пикетчика в форме МЧС с медалью вызвало оживление среди охраны, а из министерских руководителей никто не вышел.

У приемной президента Буларга стоял под дождем 16 апреля. Он общался с прессой, потом сдал обращение дежурному.

Заметим, что в Новом Уренгое, в котором много аварийного и ветхого жилья, сложилась чрезвычайная ситуация. Многие дома были ведомственными, теперь городская власть заявляет, что не признает их жильцов "своими", перед кем у них есть обязательства. Других жильцов пытаются переселись в новостройки, которые сами являются аварийными: у них трещины в стенах, которые плохо закреплены, наблюдается мох и плесень по всем комнатам. К нежелающим переселяться принимаются репрессивные меры: в домах отключают свет, отопление, начались пожары.