МАРШ НЕСОГЛАСНЫХ
Вся информация о протестной России
Что делать, если тебя задержали
Организаторы
Национальная Ассамблея Российской Федерации Объединенный гражданский фронт ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА - Общероссийское общественное движение!
Без цензуры

Глазами очевидца

Дмитриевский: Власть совершенно не понимает того, что происходит вокруг

Станислав Дмитриевский. Фото: 2006.NovayaGazeta.Ru (с)

Действия власти против организаторов и участников «Марша несогласных» в Нижнем Новгороде трудно охарактеризовать иначе, чем как паранойю. Это очень определенный показатель того, что нынешняя российская власть недееспособна, и что она идет по граблям и должна уйти, потому что иначе натворит здесь такого, что упаси бог. Судите сами – собралось бы полтысячи человек, спокойно мирно прошли бы по Большой Покровке, спустились к Кремлю и там полчаса помитинговали. Этого события большинство нижегородцев просто бы не заметили.

Сейчас же создан информационный повод, о котором говорят во всем мире – это надо ведь было еще избить два десятка журналистов, включая десяток зарубежных (на моих глазах досталось голландским журналистам). Нужно было ожесточить нижегородцев, нагнав сюда 20 тысяч войск, чтобы люди в центре города не могли выйти за молоком, не могли попасть домой. Нужно было несчастных детдомовских детей с восьми часов утра до трех дня держать на площади ради того, чтобы туда приехали Булавинов с Шанцевым (люди неадекватные, уже не понимающие, что вокруг происходит).

Это говорит о том, что власть совершенно не понимает того, что происходит вокруг. Она не понимает своей страны, своего общества. Давайте говорить честно – народ у нас достаточно пассивен. И эта власть сама раскачивает лодку, сама пилит сук, на котором сидит, и роет себе могилу. Действия нынешней как городской, так и федеральной власти (поскольку ясно, что решение принималось не в городе) очень трудно оценивать - как трудно оценивать поступки шизофреника. Я не психиатр, а здесь налицо некий момент социальной психиатрии.

Я член оргкомитета Марша, и я знаю, что организаторы акции были настроены крайне конструктивно. Когда мы планировали маршрут – от площади Горького до площади Народного Единства – мы планировали его «с превышением», мы готовы были пойти на уступки, готовы были просто пройти по Большой Покровке, провести митинг где-нибудь, например, на Театральной площади. Можно было договариваться, особенно если речь шла об ограничении движения автотранспорта.

Но что произошло – детский праздник придумали исключительно для того, чтобы не дать провести шествие. Это было очевидно. Власть показала свою полную недоговороспособность, попытавшись нас отослать на площадь Ленина. Но я, скажем, крайне негативно отношусь к Владимиру Ильичу, считаю его антигероем нашей истории, и никогда бы туда не пошел, и среди участников Марша было достаточно много таких, как я. Ведь что такое «Другая Россия», организовавшая «Марш несогласных»? Это коалиция разных политических сил, и нужно находить компромисс.

И что такое площадь Ленина в территориальном смысле? Это практически отрезанная автотранспортом от людей часть города. А мы хотели донести свою позицию до граждан и до власти. Но власть захотела убрать нас подальше и от себя, и от граждан. Еще бы на Щелковский хутор нас послали, на Луну.

Мы были готовы идти на разумные компромиссы, но нам стали откровенно по-хамски говорить: «а не пошли бы вы отсюда». И как оценить распускание по городу слухов о том, что приедут три тысячи скинхедов? К моей маме пришел участковый милиционер, и спросил: «А вы знаете, что Ваш сын – скинхед?» Сподобился я, будучи всю жизнь интернационалистом, в 41 год быть записанным в скинхеды.

Мы видим, что действия власти – это паранойя, это провокация. И на месте Булавинова, если он сохранил остатки вменяемости, я бы извинился перед людьми и ушел бы в отставку, посыпав голову пеплом. А что касается правозащитного сообщества, то проблемы с получением Шенгенской визы мы ему гарантируем. Восприниматься Булавинов в зарубежных поездках, если он даже сумеет куда-то выехать, будет исключительно как человек, который ввел в город войска и устроил военное положение, чтобы справиться с пятьюстами протестующими.

Станислав Дмитриевский, АПН-НН