МАРШ НЕСОГЛАСНЫХ
Вся информация о протестной России
Что делать, если тебя задержали
Организаторы
Национальная Ассамблея Российской Федерации Объединенный гражданский фронт ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА - Общероссийское общественное движение!
Без цензуры

Глазами очевидца

27.03.2007

"Новая газета": Нижний Новгород сделали ниже

"Марш несогласных" в Нижнем Новгороде. Фото: novayagazeta.ru

Марш несогласных, который должен был пройти в субботу в Нижнем Новгороде, грубо разогнали милиция и ОМОН. Марш задумывался как акция протеста против действий местных властей: реформы ЖКХ, уничтожения исторического центра города, многоэтажной застройки, а также "за" проведение свободных выборов. В Марше должны были участвовать нацболы, Народно-демократический союз Михаила Касьянова, "ЯБЛОКО", ряд экологических и правозащитных организаций и местные жители… Планировалось, что в акции примут участие полторы тысячи человек. Однако вместо Марша администрация города и области провела день русского языка, детский праздник "Город мастеров", а от "несогласных" элементов город зачистила.

Власти крайне основательно подготовились к Маршу. Как рассказал "Новой" председатель Нижегородского правозащитного союза Сергей Шимоволос, 15 марта в мэрии состоялись переговоры организаторов Марша с и.о. мэра города, в результате которых в проведении шествия было отказано. Организаторы попытались обжаловать отказ. Однако 22 марта судья Нижегородского райсуда Смирина вынесла решение о законности решения администрации города. В результате Шимоволос решил не принимать участия в Марше в связи с тем, что, по его мнению, "под угрозу ставилась безопасность всех, кто мог прийти". Второй причиной он называет обязанность уважать решение суда.

Другой организатор Марша — Захар Прилепин (писательский псевдоним Евгения Лавлинского) — от участия не отказался. И в ночь на субботу у его квартиры дежурили фээсбэшники. Открыть дверь и выйти на улицу он не мог: неустановленные злоумышленники законопатили замок клеем. Все же ему удалось выбраться через окно, но все равно за несколько минут до Марша Прилепина задержали и отвезли в Автозаводский РОВД.

Другие организаторы — нацболы Илья Шамазов и Юрий Староверов, а также представитель "ЯБЛОКА" и НДС в Нижегородской области Вячеслав Лукин — были задержаны накануне Марша. Их задерживали даже дважды: во второй раз за Лукиным и Староверовым пришли в пятницу в бывший офис Общества российско-чеченской дружбы (ныне здесь функционирует Нижегородский фонд в поддержку толерантности). Шамазов же впервые был задержан в четверг, когда в прокуратуре ему вручили предостережение о недопустимости проведения несанкционированного шествия. За день до Марша — в пятницу — его задержали уже люди в штатском. По последним данным, Шамазов и Староверов находятся в СИЗО Саранска, ранее принадлежавшем ФСБ. Шамазов звонил около 9 вечера пятницы из кабинета следователя и говорил, что против него возбуждено дело по статье "терроризм".

Марина Литвинович, советник Гарри Каспарова, также задерживалась дважды, но уже в день проведения Марша. В 10.45, когда "Новая" пыталась взять у нее комментарий, она находилась в Канавинском РОВД. Литвинович успела сказать лишь, что основанием для задержания стали номера машины, на которой она приехала, — якобы именно эта машина находится в розыске. Продержав несколько часов без еды и воды, Литвинович отпустили, но через 10 минут после того, как она вышла из РОВД, Литвинович была вновь задержана и препровождена уже в Советский РОВД.

Что же касается лидеров "Другой России" — Каспарова, Лимонова и Касьянова, то они в акции принимать участие и не собирались.

Подавлялись вообще любые действия организаторов Марша. Так, тираж газеты Объединенного гражданского фронта, выпуск которой был посвящен местным проблемам, был изъят в четверг местным УБОПом прямо в типографии. По официальной версии, на предмет проверки наличия в газете признаков экстремизма. Однако издателям удалось тайком отпечатать две полосы, они распространялись за пару дней до Марша.

Город выглядел так, будто попал в осадное положение. Уже накануне Марша над площадью Горького начал кружить милицейский вертолет, кружил он и на следующий день. На Московском вокзале Нижнего Новгорода люди в штатском выхватывали из толпы молодых людей, которые вызывали у них подозрение, и, демонстрируя "корочки", требовали показать документы. За несколько часов до Марша милиция останавливала такси и проверяла документы у пассажиров, автобусы направлялись милицией по другим маршрутам. Транспорт в центре почти не ходил, людей на улицах было мало, магазины, киоски, рестораны и кафе были закрыты.

К 10 утра субботы, когда корреспондент "Новой" прибыл в центр города, все улицы, примыкающие к площади Горького, были оцеплены милицией. Милиция предлагала обойти площадь, а "прогуливаться" по скверу запрещала. Вокруг в субботу стояла строительная бронетехника. По некоторым данным, на поддержку нижегородской милиции были брошены силы рязанского, казанского, чувашского, челябинского, пермского, ивановского и тамбовского ОМОНов. По данным телеканала "Россия", количество сотрудников правоохранительных органов достигало 20 тысяч.

Прорвать второе кольцо оцепления на удивление удалось с помощью журналистского удостоверения, данные которого тщательно переписывались. На площадь прорвалась вовремя: как раз в это время голос из динамиков начал рассказывать о том, что в декабре прошлого года Владимиром Владимировичем Путиным был подписан указ о проведении года русского языка. Нижегородский губернатор Валерий Шанцев выступал с приветственным словом перед сотней молодых людей, держащих таблички с надписями профтехучилищ — 15-го, 38-го, 70-го, а также Нижегородского индустриального коммерческого техникума. "Вы должны сегодня развивать русский язык, вы должны знать историю русской словесности на нашей территории, — вещал глава области. — Нижегородская земля является родиной таких мастеров русского слова, как Максим Горький, Николай Добролюбов, Аркадий Гайдар… Русский язык, русское слово — это прежде всего выражение культуры, традиций… Народ, когда объединен своим языком, своей культурой, своей духовностью, он творит. А когда творит, то создает красоту. А что такое красота в нашей области? Это хохломская роспись…".

Возложив цветы к памятнику Горькому, участники митинга в поддержку альтернативного Маршу русского языка под песню Дмитрия Маликова со словами: "Вот она какая, сторона родная…" пошли вниз по Большой Покровской улице к площади Минина. По ходу демонстрации к ней присоединялись учащиеся других техникумов — дзержинского политехнического, нижегородского торгового, народных художественных промыслов. Мелькали транспаранты: "Я русский бы выучил только за то, что я из России", "Русский язык — язык межнационального общения".

Пытаясь понять происходящее, я обращалась к демонстрантам с вопросом: "Что происходит?". "Дети выпечку вчера сделали, будут продавать, — говорила одна замдиректора техникума. — У нас ведь выставка-ярмарка мастеров". "А что? Разве детей не надо охранять? — переспрашивал человек с указанием имени Павла Сидорова на лацкане. — Всегда, когда такие массовые мероприятия проходят, устраивают усиленный режим".

Из ответов я поняла: в городе все спокойно, проходит детский праздник "Город мастеров", который и охраняет милиция. Проведение Марша несогласных планировалось на 12 часов. Однако те из участников, которые все-таки ухитрились проникнуть на площадь Горького, успели только несколько раз крикнуть: "Россия без Путина!" и "Фашизм не пройдет!"… И тут же омоновцы начали грубо хватать и заталкивать "несогласных" в автобусы. "Фашисты!" — то тут, то там стали раздаваться выкрики стариков. "Я Родину в войну защищал, а сейчас ты нас хватаешь!" — гневно крикнул один из них. Другого старика, которого на глазах журналиста "Новой" за руки и за ноги поволокли к автобусу, отбили женщины.

По оценкам организаторов, в ходе несанкционированного властями Марша, длившегося максимум пять минут, были задержаны около ста человек, а еще около ста были задержаны накануне. Уже в 12.03 в автобусы начали заталкивать всех без разбору, в том числе и журналистов. Среди задержанных оказались оператор канала "Россия", корреспонденты агентств Reuters и Associated Press, фотокорреспондент New York Times, журналист "Огонька", спецкор "Новой" Аркадий Бабченко. Журналиста из студии Аркадия Мамонтова, рассказывают, избили на глазах задержанных в автобусе. Он кричал, что прошел и Чечню, и Афганистан, но такого беспредела еще не видел.

Одним из задержанных стал и голландский журналист Ремко Рейдинг (он представляет Нидерландскую ассоциацию прессы), которого дважды ударили со спины. (Сейчас на его лице — хорошо различимые синяки.) В автобусе, в котором был Ремко, находились около 35 человек. В какой-то момент люди в штатском стали выкрикивать фамилию, разыскивая конкретного человека. Люди внутри автобуса стали переспрашивать друг друга, кто он. "ИТАР-ТАСС", — сказал выходящий. "Я тоже из ИТАР-ТАСС!" — закричал один из журналистов. Но ему выйти не позволили.

В первые минуты Марша были задержаны еще двое из организаторов: глава бывшего Общества российско-чеченской дружбы Станислав Дмитриевский и председатель Нижегородского отделения Комитета против пыток Игорь Каляпин. Через некоторое время после того, как их отпустили, они собирались написать заявление на преступные действия сотрудников милиции. К моменту написания материала телефоны обоих не отвечали.

По данным "Новой", возмущенный ситуацией Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин позвонил мэру города Булавинову с вопросом о том, что происходит в городе. Получив ответ: мол, ничего особенного, Лукин порекомендовал Булавинову выйти из кабинета, дойти до площади Горького и разогнать ОМОН.

Картина происходящего была бы не полной, если не вспомнить слова замгубернатора Нижегородской области Сергея Потапова, который заявил, что у Марша несогласных — зарубежные источники финансирования. "Они за деньги ищут повод для недовольства", — сказал он и отметил, что "организаторы убедились, что нижегородцев их акция совершенно не интересует", потому что горожане предпочли ей праздник "Город мастеров".

Право на один звонок

Наш специальный корреспондент Аркадий БАБЧЕНКО, вышедший на свободу из РУВД Нижнего Новгорода, сообщает: — Марш несогласных фактически завершен за численным преимуществом сотрудников милиции. Более сотни человек арестовано. Разогнав "несогласных", добравшихся таки до места проведения Марша (остальные были задержаны на дальних подступах), ОМОН приложил все усилия к усмирению сочувствующих пенсионеров. Когда бабушки были рассеяны, ОМОНу ничего не оставалось делать, как приступить к разгону журналистов, многие из которых получили ощутимые удары дубинками и щитами, операторам разбивали камеры.

Вице-губернатор, приехавший на место события после окончания баталии, объяснил оставшимся на свободе журналистам Первого канала, что насилия никакого не было, а Марш перенесли, поскольку на этом месте дети устроили праздник — "Город мастеров". Другие неарестованные журналисты не смогли задать свои вопросы вице-губернатору, поскольку их оттеснили превосходящие силы милиции.

Местные жители уверяют, что "Город мастеров" был придуман всего за несколько дней до Марша и специально по этому поводу. Правда, никакой уверенности, что голос нижегородцев будет услышан журналистами Первого канала, нет — милицейский вертолет летает очень низко и очень шумно.

Тем временем

Явка на ул. Сахарова

Молодежное движение "Наши" в пику Маршу несогласных провело акцию "Связной президента"

Прокремлевская молодежь уже второй раз совпадает с "несогласными". В конце прошлого года к митингу оппозиции в Москве было приурочено шествие по главным улицам города снегурочек и дедов морозов, в качестве которых выступили переодетые участники движения.

И в этом году подготовка к акции началась заранее: на минувшей неделе в московских кафе появились открытки с названием акции. Уикенд нашистов планировался в двух действиях. В субботу в Подмосковье перед участниками движения выступили прокремлевские политологи. После этого "Наши" устроились на ночлег в палаточном городке. В воскресенье на проспекте Сахарова прошел митинг. Кульминацией стала массовая отправка смс президенту. Мероприятию "согласных" милиция всячески благоволила: во избежание возможных неудобств проспект перекрыли на два дня. Поставили рамки металлоискателей, завезли биотуалеты, а к месту собрания активистов никого не пропускали.

Во всем этом, наверное, нет ничего особо дурного. Только обидно за Андрея Дмитриевича Сахарова, разве других мест в Москве мало? Есть же Лубянка или Старая площадь, например…

"Новая газета"