МАРШ НЕСОГЛАСНЫХ
Вся информация о протестной России
Что делать, если тебя задержали
Организаторы
Национальная Ассамблея Российской Федерации Объединенный гражданский фронт ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА - Общероссийское общественное движение!
Без цензуры

Глазами очевидца

13.04.2007

Гарри Каспаров задал вопросы слушателям "Эха Москвы"

Гарри Каспаров. Фото Сайта "Эхо Москвы"

Нателла Болтянская – 22 часа 10 минут. Вы слушаете "Эхо Москвы". Как мы и обещали, сегодня в студии "Эха Москвы" вопросы вам задает Гарри Каспаров. Здравствуйте, Гарри Кимович.

Гарри Каспаров – Добрый вечер, Нателла.

Нателла Болтянская – + 7 985 970-45-45 – это номер для отсылки SMS-сообщений. Гарри Кимович, чтобы вам тоже мало не показалось, у нас с вами на линии сотрудник милиции.

Гарри Каспаров – О!

Нателла Болтянская –Лариса 36 лет из Казани. Лариса, вы с нами?

Лариса – Алло. Здравствуйте.

Гарри Каспаров – А вы в прошлый раз не задавали мне вопрос?

Лариса – Да, я, по-моему, с вами Гарри, общалась.

Нателла Болтянская – А я подумала, как хорошо, милиционер, вот сразу она скажет Гарри Каспарову, как она будет его пущать или не пускать.

Гарри Каспаров – А я запомнил. Главное, чтобы нас не заподозрили в том, что это специально.

Нателла Болтянская – Ну что, спрашивайте, Гарри Кимович, сотрудника милиции.

Гарри Каспаров –Лариса, так что изменилось за вот эти месяцы прошедшие? Как там стало: лучше, хуже? Как вы думаете, в целом?

Лариса – В целом, я считаю, что вообще в нашей стране становится жить все страшнее и тяжелее даже сотруднику милиции.

Гарри Каспаров – А вот почему? Давайте разобьем на несколько частей этот вопрос. Скажем так, экономическая составляющая. Как выдумаете, люди живут хуже или лучше?

Лариса – Опять-таки расслоение общества: кто-то живет лучше, кто-то все хуже.

Гарри Каспаров – Но все-таки расслоение когда бывает, значит, богатые – богаче, бедные – беднее. Я правильно понял?

Лариса – Да, именно так.

Нателла Болтянская – А страшнее – это означает, вы, как сотрудник милиции, наверное, знаете лучше, то есть вопросы безопасности людей вообще полностью властью игнорируются?

Лариса – Да.

Гарри Каспаров – А что же тогда вообще людям делать-то, чтобы вот эта тенденция как-то поменялась?

Лариса – Власть менять.

Гарри Каспаров – Да, такой кардинальный ответ.

Нателла Болтянская – От сотрудника милиции – не верится.

Гарри Каспаров – Мне кажется, что на самом деле сотрудники милиции тоже живут в нашей стране. Мы все российские граждане, у всех, наверное, одинаковые проблемы.

Лариса – Сотрудники милиции живут не в вакууме и в той же самой стране, что и все остальные. Поэтому и проблемы у нас те же самые.

Гарри Каспаров – Хорошо. Лариса, тогда я вам задам такой, более провокационный вопрос. Вы естественно имеете (я уверен) много знакомых друзей; многие, естественно, тоже работают в органах правопорядка. Люди сейчас начинают выходить на улицу. А что говорят в милиции, когда поступают такие приказы: "разогнать", "не пущать", не дать собраться?

Лариса – Приказы не обсуждаются, они исполняются.

Гарри Каспаров – Так. Так что же получается, если мы последуем вашему совету менять власть, заполонив улицы, потому что выборы фактически превратились в фарс, так как же вы себя в этом случае поведете?

Лариса – Я знаю, что уже были такие случаи, когда сотрудники милиции, которых ставили в оцепление для того, чтобы охранять правопорядок, были солидарны с теми людьми, которых они должны были разгонять и как-то контролировать. Это было в тот момент, когда речь шла о монетизации льгот, потому что мы тоже от этого пострадали, в принципе. Хотя нам быстренько, как говорится, кусок кинули, рты заткнули.

Гарри Каспаров – Скажите, Лариса, а вы не сталкивались с тем, что перебрасывают части, скажем, из вашего города в другие регионы?

Лариса – Да, сталкивалась. Я знаю, что наши ребята из ОМОНа ездили в Нижний Новгород для того, чтобы разгонять митинг. Вы знаете, это все равно, что собака есть, которую тренируют для того, чтобы она нападала. Вот эти спецчасти ничем не отличаются… Это спецсредства для подавления.

Нателла Болтянская – То есть вы себя таковыми ощущаете?

Лариса – Я не совсем таковая. Я все-таки немножко другим занимаюсь.

Нателла Болтянская – Спасибо, Лариса. "Контрудар", в котором вопросы задает Гарри Каспаров. У нас на линии Пермь. Олег о себе сообщил, что журналист. Здравствуйте, вы с нами?

Олег – Здравствуйте, Нателла, Здравствуйте, господин Каспаров.

Гарри Каспаров – Добрый вечер, Олег .

Олег – Доброй ночи у нас.

Гарри Каспаров – У вас два часа разница, да?

Олег – У нас не Пермь, у нас Перьмь.

Нателла Болтянская – А, извините, пожалуйста.

Гарри Каспаров – Олег, вы журналист, да?

Олег – Да.

Гарри Каспаров – А средства телевизионные или газетные?

Олег – Газеты. Городская газета и сетевая.

Гарри Каспаров – Расскажите, в принципе, за последнее время как вы ощущаете, работать стало намного сложнее?

Олег – Гораздо сложнее, особенно когда появились слухи о том, что статус журналистского запроса аннулируется, возможно, в будущем. И чиновники особенно и прокуратура почувствовали себя настолько свободными от СМИ, что в воздухе все запросы и все обращения.

Гарри Каспаров – Скажите, а вот ваше средство массовой информации самоокупаемое, или вы все-таки зависите от власти?

Олег – Тютелька в тютельку. То есть в ноль.

Гарри Каспаров – То есть вы независимы?

Олег – Более того, не ангажированы.

Гарри Каспаров – Понятно. То есть у вас нет никакого политического предпочтения?

Олег – Ну, личные есть, у средства массовой информации – нет.

Гарри Каспаров – То есть в выборах последних пермских вы никого не поддерживали? Только печатали рекламу, видимо, да?

Олег – Конечно.

Гарри Каспаров – Ну так, а как вы думаете, к чему все это приведет, вот эти гонения на прессу, фактическое превращение ее в пропагандистский рупор?

Олег – К тому и приведет, что будет только рупор. А если еще появится какая-нибудь конкуренция "Эху", то будет конечно посвободнее, а так останется только инструмент для пропаганды – даже, не рупора.

Гарри Каспаров – Вы, в принципе, как я понимаю, разделяете точку зрения, что превращение всей прессы именно в один пропагандистский рупор крайне вредно для страны?

Олег – Конечно. Господин Каспаров, ну вот даже для газет созданы такие условия, кода проще закрыться. Даже стоимость бумаги российской бывает в несколько крат выше, чем стоимость бумаги импортной.

Гарри Каспаров – А, вот так, да? Ну, в общем, на самом деле, я полагаю, это все часть чиновничьего произвола. Чиновник делает все, что хочет, а вам надо заткнуть рот, чтобы не рассказывали об этом.

Нателла Болтянская – Спасибо, Олег. Мы продолжаем программу "Контрудар". Напомню, что вопросы задает Гарри Каспаров. Убедительная просьба, когда вы слышите наши голоса в телефонной трубке, сразу выключить приемник. И вот, прошу, Гарри Кимович, ваш собеседник – Тимофей 21 года. И пишет следующее: "Обожаю Путина, он лидер страны, если придет Каспаров, я пойду защищать свою родину против фашистов, которые работают на ЦРУ". Прошу.

Тимофей – Добрый вечер.

Гарри Каспаров – Добрый вечер. Интересно, Тимофей, а что такое: "если придет"?

Тимофей – Это я имею в виду, что когда вы придете к власти, господин Каспаров, наша страна тогда развалится вообще на все.

Гарри Каспаров – А скажите, как вы такой сценарий представляете? Всякие враги народа, как вы описали, всякие "каспаровы", "касьяновы", "лимоновы" и прочие. А как этот сценарий вы себе представляете?

Тимофей – Я представляю сценарий. Вы сделаете так. Вы, думаю, захватите какие-нибудь такие объекты и сделаете…

Гарри Каспаров – Чего-то у вас какая-то буйная фантазия очень. С чего это вы взяли, скажите только? Кто-то захватит объекты… Как вам это пришло в голову, расскажите, чтобы я понимал.

Тимофей – Ну как. Какой-нибудь объект. К примеру, ваши сторонники пойдут на телецентр "Останкино", и захватите этот телецентр.

Гарри Каспаров – Ну, хорошо. Так, предположим. Хотя я не понимаю, с чего вы это взяли. Вы, видимо, читаете какое-то фэнтази постоянно. А дальше что?

Тимофей – И скажете, что вы захватили телецентр, и ваше будет телевидение.

Гарри Каспаров – Тимофей, вам сколько 21 год или 11?

Тимофей – 21.

Гарри Каспаров – Очень хорошо. У вас есть высшее образование?

Тимофей – Я студент 4-го курса.

Гарри Каспаров – А где вы учитесь, интересно?

Тимофей – Вы в нашем институте уже были. Московская государственая социальная академия. МосГУ. Это когда вас ударили по голове шахматами.

Гарри Каспаров – Вы знаете, у вас явно очень большие проблемы, потому что это случилось на самом деле на Большой Никитской, это был не институт. Ну, просто вы перепутали, когда вам, видимо, дали бумажку прочитать, то там было написано неправильно. Вообще всегда ориентируйтесь на собственную информацию, ту, которую вы видели своими глазами, а не ту, которую дают вам ваши кураторы.

Тимофей – Гарри, можно вам вопрос?

Нателла Болтянская – Нет!

Гарри Каспаров – Нет, вопросы здесь я все-таки задаю. Подождите. А учат вас конечно там очень хорошо. Только предположим: какие-то люди захватили телевидение – вот такая невероятная ситуация – а дальше что?

Тимофей – Дальше… ну что? Вы, ну… я не знаю…

Гарри Каспаров – Нет, а дальше что? Телевидение – на самом деле, это башня, предположим, все каналы можно отключить. То есть вы, видимо, полагаете, что достаточно захватить один канал телевидения, и весь народ сбросит вашего Путина?

Тимофей – Народ вообще весь за Путина.

Гарри Каспаров – А чего тогда вы боитесь, если весь народ за Путина? Чего вы так нервничаете, я не понял?

Тимофей – Ну, я очень боюсь за своего любимого президента, потому что он…

Гарри Каспаров – Подождите, вот ваш любимый президент через 9 месяцев должен уходить.

Тимофей – Я думаю, что он не уйдет.

Гарри Каспаров – А, вы предлагаете нарушить Конституцию?

Тимофей – Я думаю, что…

Гарри Каспаров – Нет, вы предлагаете нарушить Конституцию?

Тимофей – Нет.

Гарри Каспаров – А что вы предлагаете?

Тимофей – Я предлагаю ему как-то…

Гарри Каспаров – Нет-нет, Конституция – это высший закон. Значит, пока вы ведете себя как экстремист, между прочим, который нарушает главный российский закон.

Тимофей – Лимонов – экстремист!

Гарри Каспаров – Нет-нет, Лимонов… Вот я услышал, вы в прямом эфире предложили сейчас изменить российский закон, нарушить его.

Тимофей – Да!

Гарри Каспаров – Значит это, между прочим, в принципе, преступление, потому что вы предлагаете нарушить Конституцию.

Тимофей – Потому что если он останется, страна…

Гарри Каспаров – Подождите, вы предлагаете Путину нарушить российскую Конституцию, я правильно понял?

Тимофей – Да! Во благо нашей страны.

Гарри Каспаров – Нарушение закона во благо – это мы где-то проходили. Знаете, 70 лет назад так в одной стране законы во благо нации тоже нарушались. Кончилось это очень печально.

Нателла Болтянская – Спасибо, Тимофей. Мы продолжаем программу "Контрудар".

Гарри Каспаров – Все-таки как-то составляют объективки очень плохо: у нас в вузе выступал. Я, кстати, не помню такого вуза, Нателла.

Нателла Болтянская – Нет, есть такой вуз.

Гарри Каспаров – Нет, я там не выступал просто. А вот этот инцидент с провокатором случился в совсем другом месте. Забавно!

Нателла Болтянская – Ну что ж. Давайте поговорим еще с одним соискателем тела Каспарова.

Гарри Каспаров – О! Так!

Нателла Болтянская – Гарри Каспаров задает вопросы в "Контрударе". Кирилл, если вы меня слышите, выключите, пожалуйста, приемник. А Кирилл у нас тоже студент из города Рыбинск. Пишет следующее: "Посмотрел телевидение, страна процветает…" Кирилл, Здравствуйте.

Кирилл – Здравствуйте.

Гарри Каспаров – Здравствуйте, Кирилл. Вы из Рыбинска, да? Сколько вам лет?

Кирилл – 21.

Гарри Каспаров – Какой курс?

Кирилл – Я на первом курсе сейчас учусь на юриста, но до этого уже закончил техникум.

Гарри Каспаров – Юристом вообще или у вас какие-то…

Кирилл – Нет, техникум я по техническому образованию закончил.

Гарри Каспаров – А юристом решили стать почему?

Кирилл – Ну, потому что у меня есть техническое сейчас образование, но хочу получить дополнительно гуманитарное образование, плюс ко всему меня всегда интересовала…

Гарри Каспаров – Юриспруденция. Скажите, а вот текст, который вы прислали, вы смотрите телевизор и видите, что страна процветает, или это ваше мнение помимо телевидения?

Кирилл – Нет, мое мнение отличается от того, что нам показывают по телевизору.

Гарри Каспаров – А вот расскажите, почему, интересно? Потому что по телевизору действительно страна процветает.

Кирилл – Вы знаете, потому что, пользуясь другими источниками информации, в частности радиостанция "Эхо Москвы", "Новая газета", "Коммерсант", я понимаю, что то, что нам рассказывают по телевидению, это не сосем то, что происходит в реальности. Я вообще-то редко смотрю, особенно первый, второй канал. Сейчас просто ради любопытства включил. Год, наверное, "Первый" не смотрел канал. Посмотрел, там интервью с Медведевым, там нам объясняют, вот у нас рождаемость, и хорошо. Крон-принц этот наш! Потом там ведущий такой благообразный тоже нам это все объяснял, как у нас хорошо, благодатный огонь, все эти дела. Я прямо-таки даже…

Гарри Каспаров – Прослезился, да, наверное?

Кирилл – Да. Думаю, ничего себе, так хорошо!

Гарри Каспаров – А скажите, Кирилл, вам 21, школу вы кончили 4 года назад, да?

Кирилл – Ну да.

Гарри Каспаров – В принципе, за эти 4 года как вы динамику чувствуете? Потому что вы все-таки из региона, далеко не самого бедного. Там все-таки у вас в городе и завод есть какой-то процветающий. Скажите, за эти 4 года динамика в какую сторону идет?

Кирилл – В экономическом плане чувствуется, что нефтедоллары все-таки разливаются по стране более-менее, то есть растет более-менее немножко экономика, ритейл – вот это все более-менее развивается. Но что касается политического плана, на федеральном уровне мне больше всего не понравилась ситуация с НТВ, которая была.

Гарри Каспаров – Вы даже ее помните?! Вам там было все-таки лет 15 в этот момент.

Кирилл – Ну да, я смотрел, очень мне нравилась передача Савика Шустера, помните? "Свобода слова".

Гарри Каспаров – Она сейчас есть, только в Украине.

Кирилл – Я знаю. Я думаю, может, спутниковое телевидение себе купить, посмотреть.

Гарри Каспаров – Хорошо. Спасибо, Кирилл.

Нателла Болтянская – Спасибо. Мы продолжаем. У нас на линии Санкт-Петербург. И Гарри Каспаров сейчас будет разговаривать с Игорем, который написал о себе: "Свидетель разгона митинга 3-о марта".

Гарри Каспаров

ИГОРЬ , добрый вечер.

Игорь – Добрый вечер.

Гарри Каспаров – А вы свидетель были или участник?

Игорь – Я был случайным свидетелем. Я случайно вышел с фотоаппаратом как раз на угол Невского и Думской и оказался за несколько минут до начала. То есть я успел сфотографировать.

Гарри Каспаров – Скорее всего, часть фотографий в Интернете ваша, да?

Игорь – Да. Я вывесил в Интернете. И в течение двух недель вел дискуссию, полемику со сторонниками и противниками.

Гарри Каспаров – А вот как вы там оказались, случайно, или вы уже понимали, что надо туда идти, потому что думали, что там что-то случится?

Игорь – Нет, я оказался действительно абсолютно случайно, по работе. Мне нужно было сделать съемку там. Я не фотограф, я журналист, но это было связано с другой совершенно работой. И когда я увидел подходящих митингующих, и когда я увидел то оцепление, которое стояло у канала Грибоедова, я понял, что здесь сейчас что-то произойдет. И фактически я стоял ниже…

Гарри Каспаров – А вы с какой стороны подошли, со стороны Грибоедова, со стороны канала?

Игорь – Нет-нет, я был прямо на углу Думской, я около лесенки стоял.

Гарри Каспаров – То есть в том числе были и ваши фотографии, когда душили Гуляева, да?

Игорь – Я снял, как его пытались снять с окна сначала, как его тащили по лестнице – это я снял, да.

Гарри Каспаров – Хорошо. Ну вот, теперь 15-го еще один Марш в Питере, пойдете?

Игорь – Я бы пошел, хотя конечно страшновато, но я, к сожалению, в это время буду за границей. Я не пойду.

Гарри Каспаров – Скажите, как вы думаете… вы общаетесь, у вас много, безусловно, друзей, все это обсуждалось, вы говорите, и друзья там, сторонники, противники. А как вы думаете, 15-го выйдут люди?

Игорь – Думаю, что выйдут, потому что многим надоело то, что происходит в Петербурге.

Гарри Каспаров – То есть именно надоело? Достали, да? Вот такое ощущение.

Игорь – Да.

Гарри Каспаров – Вот мне тоже казалось, что 3-го марта даже многие присоединявшиеся к этому Маршу, как раз их двигало именно чувство такого просто беспредела, наверное, что достали, надоело, уже невозможно терпеть.

игорь – У меня было такое ощущение, что присоединилось к Маршу по дороге очень много петербуржцев, которые на самом деле не планировали в нем участвовать.

Гарри Каспаров – Просто по Невскому вливались так в этот поток?

Игорь – Ощущение было большой интеллигентности всей этой группы. Не было никаких провокаций, о которых громко говорили.

Гарри Каспаров – Скажите (просто ваша журналистская оценка) на митинге уже в финальной части сколько человек было примерно, как вы считаете?

Игорь – Мне сложно сказать. Я на самом деле в первый раз оказался в такой ситуации, но то, что это было несколько тысяч, это совершенно очевидно.

Гарри Каспаров – Хорошо. Спасибо. До свидания.

Нателла Болтянская – Спасибо. Мы продолжаем программу "Контрудар". У нас на линии город Иркутск. Роман, студент, но мечтает ответить на ваши вопросы, Гарри Кимович.

Гарри Каспаров – Роман, у вас уже, наверное, доброе утро глубокое? У нас с Иркутском 5 часов же разница, да?

Роман – Да сейчас у нас полчетвертого.

Нателла Болтянская – Что же вы раньше не прислали, я бы вам раньше позвонила?

Роман – Я прислал в самом начале.

Гарри Каспаров – Роман, а сколько вам лет?

Роман – 19.

Гарри Каспаров – А где учитесь?

Роман – Я студент местного университета, учусь на журналиста.

Гарри Каспаров – Ну вот я был у вас в городе, где-то уже прошло почти полтора года назад. А скажите, сейчас вы входите в активную жизнь, события последних 2-3 лет, в целом как вы ощущаете, они меняются в лучшую или в худшую сторону?

Роман – Такой показатель событий, как средства массовой информации, если судить по этому, то событий как таковых стало меньше, как-то все так остановилось. Я вообще вырос в эпоху, как я себя охарактеризовал, в "эпоху прямого эфира", когда были постоянные политические передачи.

Гарри Каспаров – Да, конечно. Вы запретов на телевидении не помните. То есть вы сейчас с ними впервые столкнулись.

Роман – Я просто обожаю эту атмосферу смотреть вот такие передачи, чувствовать, что что-то происходит в стране. Но сейчас просто кроме "Эха Москвы" я нигде не получаю такого ощущения.

Гарри Каспаров – Скажите, а в принципе в самом городе в Иркутске там какая-то есть политическая жизнь своя, региональная? Все-таки ситуация, когда по Байкалу возникла, там город поднялся.

Роман – Ну, я так же слышал другую точку зрения. У нас губернатор железнодорожник, это было ему невыгодно: железные дороги, что они перестанут возить, она будет перемещаться по трубам.

Гарри Каспаров – А, то есть все на самом деле связано с какими-то междусобойчиками. Выясняют отношения, да?

Роман – Ну да, Там была поддержка финансовая определенных кругов и т.д., но в целом, конечно, чувства граждан, конечно, были на первом плане.

Гарри Каспаров – А вот, скажем, когда я был в Иркутске, выступал там, такое мнение было, что про Дагестан, про Владивосток – это все очень далеко, и нас это ни с какой стороны не волнует. А вот есть что-либо, способное мобилизовать людей, помимо конкретных своих проблем? Естественно, Байкал или чего-то, связанное с Иркутской областью? Может такое произойти, или люди будут сейчас довольно пассивны?

Роман – Ой… честно говоря, я считаю, что люди будут пассивны, хотя я не понимаю, как можно быть пассивным уже сейчас, не дожидаясь каких-то событий в будущем.

Гарри Каспаров – Ну хорошо. По крайней мере, внушает оптимизм. Я полагаю, что у вас будет возможность…

Роман – Гарри Кимович, я в детстве занимался шахматами…

Нателла Болтянская – Неужели хотите сыграть?

Роман – Да нет. Просто вы мой герой с самого детства. Представляете!

Гарри Каспаров – Спасибо. Я как раз играл в шахматы в Иркутске у вас еще до вашего рождения. Это было в 85 году в марте месяце, там был турнир Дворцов пионеров и гроссмейстеров. Так что… Всего хорошего!

Нателла Болтянская – Спасибо. Вот вы знаете, я вам должна сказать, что пришло, например, такое сообщение (я прошу прощения, Гарри Кимович): "Марши баранов во главе с бездарностями…" - Я честно попыталась Никите из Челябинска перезвонить, но как только наш номер определился, тут же трубка была спешно брошена. Так что извините, пожалуйста.

гарри каспаров – Сказать можно все, что угодно, но все-таки выходят люди довольно сознательные. Мы, кстати, сейчас это слышим, потому что все понимают, на этом Марше пряников и конфеток раздавать не будут.

Нателла Болтянская – Вот, например, один из наших слушателей – это Дмитрий, студент первого курса. Алло. Дмитрий, вы с нами? Алло! Что-то у нас такое. Нет, одну секундочку. Я попробую еще раз перенабрать Дмитрия, который нам прислал сообщение. И вот видела несколько сообщений от участников Марша, который уже прошел в Санкт-Петербурге, но я думаю, что туда подальше мы их наберем так же. + 7 985 970-45-45. Гарри Каспаров задает сегодня вопросы вам, уважаемые слушатели "Эха Москвы". Пожалуйста, не забывайте краткую информацию о себе и номер телефона, городской если, то код города, если вы не из Москвы. + 7 985 970-45-45. Гарри Каспаров задает вопросы сегодня вам. Итак, вот у нас уже есть на линии Анатолий. Здравствуйте. Анатолий – токарь из Самарской области. Здравствуйте. Это "Эхо Москвы" вас беспокоит. Вот Гарри Каспаров.

Анатолий – Здравствуйте.

Гарри Каспаров – Вы из Самарской области откуда?

Анатолий – Город Чапаевск.

Гарри Каспаров – А вы где работаете?

Анатолий – На предприятии работаю.

Гарри Каспаров – И как работа?

Анатолий – Работа в смысле работы или зарплаты?

Гарри Каспаров – В смысле экономической компенсации.

Анатолий – По минимуму.

Гарри Каспаров – Тот же самый вопрос, который я сейчас задаю в разных вариациях. Как вы думаете, ситуация в стране экономическая объективно улучшается или ухудшается?

Анатолий – Мне кажется, что в последнее время она начала ухудшаться.

Гарри Каспаров – А вот интересно, Анатолий, вы сказали, в последнее время. Вот давайте посмотрим. Путин 7 лет у власти. В начале путинского правления, скажем, в 2002-м году, в 2003-м вы чувствовали, что начала улучшаться, да?

Анатолий – Да, я чувствую, что в то время она как раз была, наверное, максимальная.

Гарри Каспаров – А потом начала ухудшаться, да? А в чем конкретно это выражается? То есть цены растут, зарплата не успевает за ними, ЖКХ и т.д., да?

Анатолий – Да не знаю. Конкретно не могу даже это как-то объяснить. Вроде бы и цены не очень сильно растут. А было свободнее, и деньги потратить легче.

Гарри Каспаров – То есть почему-то получается, что купить то, что уже хочется, не удается, да?

Анатолий – Да.

Гарри Каспаров – Скажите, а вы задумывались, почем вот так вот? Вроде в стране сейчас денег просто куры не клюют. Уже не знает правительство, куда их тратить, в стабфонд, за границу отправляет. У вас не было вот такого внутреннего себе вопроса: а почему?

Анатолий – Не знаю… Это сложно.

Гарри Каспаров – Ну, просто интересно, потому что вроде бы сейчас при таких ценах на нефть, на газ что же получается, почему бюджет страны пухнет от денег, а у людей денег становится меньше?

Анатолий – Я так думаю, не столько денег получаю, а то, что они увеличились.

Гарри Каспаров – Вот именно. Так вот а в чем здесь закавыка, почему так получается, как вы думаете? Это может быть связано с тем, что власть просто беспредельничает, потому что вывела себя из-под всяческого народного контроля?

Анатолий – Вполне может быть.

Гарри Каспаров – А вот какое решение, как вы думаете, с точки зрения контроля за властью, лучше назначать губернаторов или выбирать?

Анатолий – Ну, несомненно, выбирать.

Гарри Каспаров – А что делать, если власть не хочет выбираться и сидит на деньгах огромных, которые исчезают не известно где?

Анатолий – Само собой решение – это идти на выборы, но если она не хочет (власть) меняться, она, по-моему, не должна хотеть меняться, народ должен делать, заставлять власть меняться.

Гарри Каспаров – Заставлять – то есть прямыми демонстрациями, да? Так я понял?

Анатолий – В принципе, да.

Гарри Каспаров – Ну хорошо, Анатолий.

Нателла Болтянская – Спасибо. Мы продолжаем разговор. У нас на линии город Владикавказ. Михаил, студент-эколог. Пишет следующее: "Гарри Кимович, как политик вы молодец, но Путин тоже. Михаил, вы с нами?"

Михаил – Да.

Гарри Каспаров – Во-первых, за комплимент спасибо. Владикавказ… Был я у вас во Владикавказе. Был я, кстати, и в Беслане. Скажите, про меня вы можете высказывать мнение, я вам за это благодарен, потому что я пока ничем еще не отличился на государственной ниве, а вот у Путина все-таки уже есть разного рода действия, которые можно поддерживать или критиковать. Скажите, а то, что случилось в Беслане, какое-то отношение к Путину имеет?

Михаил – В общем-то, определенное есть.

Гарри Каспаров – И как вы считаете, то, что случилось в Беслане, Путин за это несет ответственность или нет?

Михаил – В принципе, время тогда, по большому счету, прошло немного, и он не мог успеть ничего сделать.

Гарри Каспаров – То есть глава государства ничего сделать не мог?

Михаил – По-моему, нет, конечно.

Гарри Каспаров – А скажите, пожалуйста, как вы думаете, кто отдавал приказ штурмовать школу? Кто-нибудь отдавал приказ штурмовать школу, как вы думаете, или это само произошло?

Михаил – На мой взгляд, в принципе, это произошло, но Путин особо ни при чем.

Гарри Каспаров – Скажите, а как получается, в принципе, он выстроил вертикаль власти, в которой за все ответственен. Он самый главный, он всех назначает. Если происходит трагедия, я думаю, что это одна из самых страшных трагедий за все время путинского правления, а как может быть так, что он к ней никакого отношения не имеет? 180 детей заживо сожгли.

Михаил – Это следствие того, что еще при Ельцине было.

Гарри Каспаров – Все-таки 2004-й год, конец, сентябрь, уже Ельцина давно не было. Это второй срок уже Путина был все-таки.

Михаил – Но если сейчас, допустим, это произошло, тогда еще можно было бы, на мой взгляд, говорить, что… По-моему, тогда он еще не успевал.

Гарри Каспаров – То есть естественно, "Норд-Ост" – все это выводится за рамки критики? Хорошо. А тогда вы считаете, что если Путин молодец, ситуация в стране улучшается?

Михаил – В принципе да. Ненамного, но улучшается.

Гарри Каспаров – А северокавказская ситуация вас устраивает сейчас, она лучше, чем была раньше?

Михаил – Мне кажется, по крайней пере, в нашей республике Путина поддерживают.

Гарри Каспаров – Естественно, когда губернатора назначают, в общем-то, его поддерживают. А с губернатором все нормально у вас, да?

Михаил – С президентом пока что…

Гарри Каспаров – Ну да, правильно, у вас президент. Все хорошо, да? Хорошо. Спасибо.

Нателла Болтянская – Спасибо. Мы продолжаем. У нас Наталья на линии, которая прислала Гарри Кимовичу слова поддержки. Наталья, здравствуйте.

Наталья – Здравствуйте.

Гарри Каспаров – Наталья , добрый вечер.

Нателла Болтянская – Из Москвы, судя по номеру, да?

Наталья – Из Москвы, да.

Гарри Каспаров – Немножко расскажите о себе.

Наталья – Вы знаете, мне 32 года.

Гарри Каспаров – Где работаете?

Наталья – Я занимаюсь театром, поэтому так конкретно не могу сказать, где.

Гарри Каспаров – Хорошо. Ну что, Москва, значит. Москва – там особая экономическая зона России.

Наталья – Своего рода. Хотя я не москвичка. Я могу вам сказать, что я приехала и осталась уже потом здесь. А в принципе, я человек из нынешнего Екатеринбурга.

Гарри Каспаров – Но вы-то здесь, наверное, уже больше 10 лет?

Наталья – Да.

Гарри Каспаров – То есть, в принципе, уже москвичка. Так скажите, как в Москве ситуация, по вашему мнению? Если мы отрешимся от ситуации во всей России, в Москве ситуация за последние несколько лет улучшилась или ухудшилась?

Наталья – Вы знаете, что иметь в виду. Я считаю, если брать какие-то процессы общества, то она, безусловно, ухудшилась, общественные процессы. Я не беру сейчас ваше движение, потому что, наверное, оно только последнее время как-то меняет эту ситуацию.

Гарри Каспаров – Нет, ну мы говорим пока про общую ситуацию и политическую, и экономическую. То есть политическая, вы считаете, ухудшается?

Наталья – Политическая, я считаю, ухудшается.

Гарри Каспаров – А вот экономическая ситуация как?

Наталья – Вы знаете, мне сложно сказать. Я думаю, Москва – особый регион, в котором, наверное, она может быть и неплохая экономическая ситуация, потому что объективно здесь есть рабочие места, здесь есть какая-то возможность устроиться.

Гарри Каспаров – А вы в какой части Москвы живете?

Наталья – Я в относительном центре живу, на Таганке.

Гарри Каспаров – Вы сталкиваетесь со спальными районами, там-то может быть ситуация не такая благоприятная?

Нателла Болтянская – Это ко мне вопрос, Гарри Кимович. Я живу в спальном районе.

Наталья – Да нет, а как же не сталкиваюсь – конечно сталкиваюсь. И конечно, это две разные Москвы, чего говорить. А если уехать немножко куда-то на гастроли, то это еще совершенно другая страна.

Гарри Каспаров – А вы на гастроли ездите?

Наталья – Ну, приходится.

Гарри Каспаров – Где вы были в последний раз? Можете сказать в предпоследний, чтобы замаскироваться.

Наталья – Мы были у себя на Урале, в Челябинске, Екатеринбурге. Это тоже не очень показательные вещи, потому что Екатеринбург, допустим, - достаточно богатый город.

Гарри Каспаров – Я был в Екатеринбурге, я был в Челябинске. Челябинск, центр, конечно, отличается от остальной части города. Но если проехать 270 километров в Курган, то тогда будет совсем по-другому.

Наталья – Безусловно. То же самое, что центр Москвы и спальне районы.

Гарри Каспаров – Хорошо. Наталья, вопрос тогда в лоб уже. 14-го придете?

Наталья – Вы знаете, к сожалению, не будет меня в Москве, но я вам хочу сказать одну вещь. Я вас очень поддерживаю, я очень благодарна, что вы есть вообще.

Гарри Каспаров – Спасибо.

Наталья – И я могу вам сказать, что вообще за этим все равно есть страх. Если сказать честно, я бы пришла, но страх есть. Вам придется очень трудно, вы должны быть к этому готовы.

Гарри Каспаров – Мы к этому готовы.

Наталья – Вы подставляете как бы население, может быть. Потому что, знаете, идти страшно. Это мнение мое, может быть женское такое, но тем не менее.

Гарри Каспаров – На самом деле постоянно мы с ним сталкиваемся. Идти действительно страшно, но а как еще? Скажите, а есть какой-нибудь еще способ на власть воздействовать?

Наталья – Никакого. Поэтому постараюсь. Если буду в Москве, приду. А скажите, куда.

Нателла Болтянская – Спасибо. Скажите только, куда – сказала Наталья.

Гарри Каспаров – 12 часов дня, 14-е апреля, Пушкинская площадь.

Нателла БолтянскаЯ – Спасибо. На линии у нас Дмитрий , который пишет следующее: "Марш несогласных – пустая болтовня о несуществующих проблемах". Дмитрий, здравствуйте, вы с нами?

Дмитрий – Здравствуйте.

Нателла Болтянская – Откуда вы?

Дмитрий – Я из Волгограда.

Гарри Каспаров – Так. То есть у вас все хорошо, Дмитрий, со всем согласны?

Дмитрий – Мне кажется, что сейчас в России существуют другие проблемы (социальное неблагополучие), которые гораздо более…

Гарри Каспаров – Подождите. А вы вообще читали что-нибудь о лозунгах Марша несогласных?

Дмитрий – Да, конечно.

Гарри Каспаров – А там довольно много социальных лозунгов.

Дмитрий – Но все-таки мне кажется, что политическая составляющая – то есть борьба с так называемым режимом Путина, который на самом деле всех устраивает…

Гарри Каспаров – Нет, подождите. Дмитрий, давайте разберемся. На самом деле, Марш несогласных – это своего рода квинтэссенция этого несогласия по разным вопросам. Есть вопросы политические. Например (давайте просто разберемся), вы за выборы губернатора или назначение?

Дмитрий – За назначение.

Гарри Каспаров – Очень хорошо. Вы за одномандатную систему выборов в Госдуму или за партийную?

Дмитрий – За одномандатную.

Гарри Каспаров – А, то есть вы уже с чем-то не согласны, заметьте.

Дмитрий – Ну да, я не согласен.

Гарри Каспаров – Ну это очень важный момент. Вы уже не согласны с принципом формирования нынешней Государственной думы. Это интересный вопрос. Хорошо. Дальше. Вы за третий срок?

Дмитрий – Да, я за третий срок. Вообще для любого президента.

Гарри Каспаров – Нет, мы сейчас говорим про конкретную ситуацию. Абсолютно конкретную политическую ситуацию.

Дмитрий – Да, я за третий срок, за изменение конституции.

Гарри Каспаров – То есть за нарушение, потому что изменить ее естественно за год до выборов нельзя.

Дмитрий – В рамках закона…

Гарри Каспаров – Мы же понимаем, что в рамках закона за год до выборов ничего не меняется. Это все-таки требует проведения референдума. Потому что это ключевая статья закона. Хорошо. Теперь что касается вопросов экономических, вы говорите, что они есть, безусловно. Значит, люди, которые выходят, многие считают, что у них нет другой возможности влиять на власть, как именно высказать на улице свое мнение. Например, один из наших лозунгов, если говорить про экономику, это вернуть стабфонд в Россию. Вот вы за это?

Дмитрий – Нет, против.

Гарри Каспаров – А, вы против этого. То есть пусть стабфонд лежит в Америке?

Дмитрий – Да.

Гарри Каспаров – Ну хорошо. Но вы понимаете, что очень много людей с вами будут не согласны? То есть многим людям кажется, что деньги, которые зарабатывают за счет торговли нефти и газом, должны как-то вкладываться в российскую инфраструктуру. Вы оставляете им право на эту точку зрения?

Дмитрий – Конечно, оставляю.

Гарри Каспаров – Но у них нет другой возможности. Потому что сидит там "Единая Россия", которая питается этими самыми нефтегазовыми деньгами и блокирует любое решение, которое могло бы для многих людей послужить для улучшения их условий жизни. Как им еще на это влиять? Расскажите, как влиять.

Дмитрий – Но происходят у нас ежегодные пресс-конференции с президентом, где каждый может позвонить по телефону. Я же вам дозвонился.

Гарри Каспаров – Нет, пресс-конференции – это вообще пиар. Мы говорим про выборы. Вот меня не устраивает сегодняшняя власть. И заметьте, что вы тоже не согласны с принципом формирования этого карманного парламента. Как я еще могу высказать свою точку зрения, если многие политические партии сняты с пробега, оппозиционные политические деятели не пускаются на телевидение? Как еще людям высказывать свое недовольство?

Дмитрий – У нас есть свобода прессы, каждый может написать статью в газете, если она не противоречит закону, и опубликовать.

Гарри Каспаров – Нет, ну что это у всех есть, очень сильное заблуждение, потому что я могу написать любую статью и могу сказать, что в лучшем случае одна – две газеты могут рискнуть ее опубликовать. Она не будет ничем противоречить закону, она будет всего на всего говорить о проблемах страны, например.

Дмитрий – Если вы не будете касаться политических тем, то ее вполне опубликуют.

Гарри Каспаров – Нет, подождите, а что, касаться политической темы – это нарушение закона?

Дмитрий – Нет, просто народ интересует гораздо более социальные проблемы.

Гарри Каспаров – Подождите, мы с вами только что договорились, что народ интересуют разные вещи: вас одно, кого-то другое. Теперь если я высказываю точку зрения, которая, я не сомневаюсь, интересует значительное число людей, ну пусть не большинство, пусть даже меньшинство, но почему-то вы говорите, что как только я коснусь политики, этот вопрос перестанет интересовать редакцию. Это если не цензура, то что?

Дмитрий – Просто в стране политическая ситуация как-то урегулирована.

Гарри Каспаров – Не понимаю, что такое урегулирована. Это какой-то странный вопрос. Политическая ситуация вообще всегда динамичная, потому что есть разные точки зрения, и люди должны иметь возможность их высказывать. С этим-то вы согласны?

Дмитрий – Да. Можно всем высказывать свободно, в принципе.

Гарри Каспаров – Я например не могу высказывать ничего в эфире российского телевидения, потому что меня туда не пускают. Вот как с этим быть?

Дмитрий – Новы же можете высказывать на "Эхо Москвы" свою точку зрения.

Гарри Каспаров – Вот это единственный источник средств массовой информации, который доступен таким людям, как я. Это нормальная ситуация?

Дмитрий – Свобода слова у нас все-таки существует.

Гарри Каспаров – Вы знаете, свобода слова – в общем-то, вещь, выходящая за рамки "Эха Москвы". Вы с этим не согласны, Дмитрий?

Дмитрий – Выходящая, но я думаю, что в России она довольно-таки широка по сравнению со многими странами.

Нателла Болтянская – Понятно. Спасибо. Мы продолжаем разговор. Сергей, 29 лет. Собираюсь на Марш. Здравствуйте, Сергей.

Сергей – Добрый вечер.

Нателла Болтянская – Вы из Москвы, судя по номеру?

Сергей – Москва, да.

Гарри Каспаров – Сергей, где вы работаете или учитесь?

Сергей – Я работают в Интернет-магазине экспедитором.

Гарри Каспаров – А вы уже были на Марше?

Сергей – Я был на первом Марше осенью. Вчера встречались по этому поводу с Татьяной Ивановой. Готовимся.

Гарри Каспаров – Понятно. Тоже готовитесь. Ну и какие ощущения?

Сергей – Ощущения по поводу?

Гарри Каспаров – По поводу 14-го апреля, что нас ждет?

Сергей – Ощущение, не понятно, где будет только.

Гарри Каспаров – Собираемся мы на Пушкинской площади в 12 часов.

Сергей – В любом случае, я собираюсь прийти, чтобы увидеть все своими глазами, даже заготовил лозунги некоторые.

Гарри Каспаров – А вот только что мы говорили с человеком из Волгограда. А что бы вы ему сказали, вот он сказал, что у нас свобода слова есть, на меня жаловался, что я пытаюсь стабильность разрушить? А что бы вы ему сказали, воспользовавшись этим эфиром? Я надеюсь, Дмитрий нас слушает еще.

Сергей – Я почему-то думаю, даже уверен в том, что из провинции люди, они всегда поддерживают власть в основном, они как-то боятся перемен вообще. И может быть, им свобода даже не нужна. Колбаса важнее.

Гарри Каспаров – Ну, вы знаете, я разговаривал с разными людьми. До этого был Анатолий из Самарской области. У него был совсем иной взгляд на вещи, он недоволен тем, что происходит.

Сергей – В моей собственной семье были случаи, поэтому нельзя сказать, что я ничего не понимаю, что меня подставляют разные силы. Я иду за кого я иду. Так что… Так что я даже не знаю, что этим людям надо сказать.

Гарри Каспаров – Хорошо, значит, вам нужны аргументы в своей семье. А это кто, извините, ваша жена или родители?

Сергей – Нет, это муж сестры говорили то, что меня подставляют, меня изобьют, убьют и т.д. Я говорю, давайте все вместе пойдем. Нет…

Гарри Каспаров – А скажите, они говорят это просто из чувства простого страха, или это у них так все хорошо, и они со всем согласны?

Сергей – В материальном плане у них относительно хорошо. Свобода… может быть, они ее не хотят. И им достаточно первого, второго канала.

Гарри Каспаров – Хорошо. Спасибо. До встречи 14-го апреля. В 12 часов дня, Пушкинская площадь, Москва.

Нателла Болтянская – Спасибо. Мы продолжаем программу "Контрудар". Гарри Каспаров задает вопросы вам, уважаемые слушатели "Эха Москвы". + 7 985 970-45-45. По-моему, я позвонила человеку, который учится в филиале МГПУ на юриста. Я правильно вас?

Вартан – Да.

Нателла Болтянская – Семи лет назад эмигрировал с родителями в Россию. Вартан у нас на линии. Здравствуйте, Вартан.

Гарри Каспаров – Вартан, добрый вечер. Как учеба?

Вартан – Нормально.

Гарри Каспаров – Сколько еще осталось лет учиться?

Нателла Болтянская – Сколько. Начать и кончить!

Вартан – Я на втором курсе. Еще три года.

Гарри Каспаров – Ну и как вам? Вы семь лет в России? То есть как раз семь лет Путин у власти. А что вы за эти семь лет увидели? Что происходило в России, с вашей точки зрения?

Вартан – Я пока привыкал.

Гарри Каспаров – Разбирались, да?

Вартан – Я недавно стал интересоваться политикой, года 3-4 назад.

Гарри Каспаров – Скажите, а вот в университете у вас студенты о политике говорят?

Вартан – Нет, вы знаете, нет. У нас структура, там учатся в основном ребята, чтобы в армию не…

Гарри Каспаров – А. Вот так вот. А скажите, вы говорите, вы интересуетесь политикой, с кем вы говорите о политике?

Вартан – В основном радио слушаю, "Новую газету" читаю, и с домашними иногда.

Гарри Каспаров – Ну и как ощущение у вас? Скажем, возьмем последний год. Вот что за последний год, вы уже за всем следите, что происходит, ситуация меняется,или она по-прежнему такая: ни шатко, не валко, болото?

Вартан – Нет, меняется в худшую сторону.

Гарри Каспаров – То есть власть там зажимает полностью, да?

Вартан – Да, даже я живу в Подмосковье в Люберецком районе, вот даже тут.

Гарри Каспаров – А, скажем, как ваша там семья, вы приехали, там более-менее удалось устроиться, или это все по-прежнему там в воздухе висит?

Вартан – Нет, у нас все нормально было. Мы на рынке работаем (родители). С самого начала были обеспечены.

Гарри Каспаров – Понятно. А сейчас как с новыми законами? Или у вас российское гражданство, проблем нет?

Вартан – Нет, у нас российское гражданство, а у моего дяди армянское гражданство. Он взял разрешение на менеджера в торговле, то есть там не продавец, но торгует.

Гарри Каспаров – Ну, то есть обойти всегда можно? Да? Был бы контакт с чиновником, и ни один закон не будет угрожать?

Вартан – Да. Который с 1-го апреля вступил в силу, этот закон, мне кажется, просто для того, чтобы миграционные службы работали, деньги зарабатывали.

Нателла Болтянская – Понятно. Спасибо, Вартан. Мы продолжаем разговор. Вот Саша вам прислал слова поддержки. Саша, здравствуйте.

Саша – Здравствуйте.

Нателла Болтянская – Вы из Москвы, судя по номеру, да?

Саша – Да, я из Москвы.

Нателла Болтянская – Ну, спрашивайте, Гарри Кимович.

Гарри Каспаров – Вопрос естественно напрашивается. 14-го апреля придете?

Саша – Знаете, не знаю. Я честно сказать, вас очень поддерживаю, очень! Потому что то, что вы говорите, то, что вы хотите, это действительно нужно. Это действительно в данном случае для меня это надо, и надо не только мне, а многим.

Гарри Каспаров – Вот интересно. А скажите, а почему вам это надо?

Саша – Надо почему? Потому что сейчас это полнейшая анархия, вот то, что происходит.

Гарри Каспаров – О! Вы говорите анархия. Вот некоторые сегодняшние слушатели, которые звонили, говорят, наоборот порядок полный у нас. А вы считаете анархия.

Саша – Порядок – это знаете, кто считает, у кого есть жилье, работа, пока есть, которые еще не сталкивался с проблемами.

Гарри Каспаров – А вы сталкивались?

Саша – Да ежедневно я сталкиваюсь. Я сталкиваюсь и с правоохранительными органами, я сталкиваюсь и с чиновниками, я сталкиваюсь не потому, что я… я, например, законопослушный, но сталкиваюсь от неуправляемости чиновника, возомнившего себя чуть ли не богом. То есть ему кажется, что он может все.

Гарри Каспаров – То есть чиновника надо поставить под контроль, а это достигается только путем изменения системы – введением выборов. Правильно я понимаю?

Саша – Безусловно! Конечно! И наказанием. Потому что они…

Нателла Болтянская – Так вернитесь к первому вопросу, Гарри Кимович. Ну, вернитесь к своему же первому вопросу, который вы Саше задали.

Саша – А, по поводу Марша. Вы знаете, я слежу за этим, думаю, но вот правильно сказал один из слушателей, ну, боязно. Вот как-то боязно.

Гарри Каспаров – А скажите, а у вас есть друзья, с которыми вы это обсуждаете?

Саша – Знаете, есть.

Гарри Каспаров – Но вот такой сейчас переломный момент, все-таки вы понимаете, количество людей на самом деле зависит от действия власти.

Саша – Да.

Гарри Каспаров – Вот чем больше нас, тем менее вероятно применение силы. Это очень важно понимать. Когда нас 50 человек, они просто делают что хотят, 500 – тоже могут свинтить. Но когда 5 тысяч, их начинает уже лихорадить. Когда будет 50, этой власти не станет.

Нателла Болтянская – Спасибо. Мы продолжаем программу "Контрудар". На линии Игорь, Москва, риэлтор, 25 лет.

Нателла Болтянская – Здравствуйте, Игорь.

Игорь – Добрый вечер.

Гарри Каспаров – Добрый вечер. Риэлтор вы сколько лет?

Нателла БолтянскаЯ – 25.

Гарри Каспаров – Нет, сколько лет риэлтор я говорю.

Игорь – 3 года.

Гарри Каспаров – Ну и как на рынках Москвы?

Игорь – Сейчас спад.

Гарри Каспаров – А вот интересно. Давайте поговорим. Интересный экономический вопрос. Потому что вы, безусловно, принадлежите к самой обеспеченной части российского общества, если я правильно понимаю?

Игорь – Ну, не к самой. К самой обеспеченной части российского общества принадлежат люди, которые занимаются нефтью.

Гарри Каспаров – Нет, ну, мы оставляем эти полпроцента. Я говорю, примерно процентов 10 населения российского, которое чувствует себя комфортабельно достаточно, да? Вы, безусловно, входите в эти 5-10 %?

Игорь – Ну, возможно.

Гарри Каспаров – Вот скажите, а какие у вас ощущения последний год – два, вот как динамика развития ситуации, ухудшается, стабилизировалась или по-прежнему все радужно?

Игорь – Нельзя так однозначно ответить на самом деле. Экономическая ситуация, разумеется, улучшается, причем очень сильно это видно. Я за рулем, я просто вижу, какие машины вокруг меня ездят в Москве. Я не езжу конечно по другим городам. То есть я просто вижу, на чем ездят люди, как они одеваются.

Гарри Каспаров – В Москве – да, ситуация улучшается.

Игорь – Да, как они в рестораны ходят, сколько они оставляют денег.

Гарри Каспаров – Но я могу сразу сказать, центр Москвы сегодня, Садовое кольцо и близлежащие окрестности – это один из самых дорогих городов мира.

Игорь – Да, разумеется.

Гарри Каспаров – Хорошо. А вот ощущение ваше, вот эта ситуация стабильная, или она полностью зависит от нефтяных цен?

Игорь – Полностью зависит от нефтяных цен, разумеется.

Гарри Каспаров – Вот вы как чувствуете, если это все будет продолжаться, то может все это грохнуться?

Игорь – В принципе, в свете того, что в 8-м году будут выборы, я надеюсь, что они будут, то власть сейчас не даст дальнейший рост цен, просто не позволит. Ближайшие два года будет спад, и спад, причем достаточно сильный, опять же это мое мнение, порядка 30 % - это точно.

Гарри Каспаров – Вы такой прогноз сделали, это на рынке жилья, да?

Игорь – Да, на рынке вторичного жилья, квартиры в Москве. Это абсолютно точно. Просто люди не готовы, что еще и квартиры дешевеют. И власть сейчас просто не позволит, чтобы цены росли для того, чтобы уменьшить недовольство в народе.

Гарри Каспаров – Хорошо. А скажите тогда (уже вопрос принципиальный), а вот вы за третий срок Путина?

Игорь – Против. Я против вообще третьего срока в любой выборной должности.

Гарри Каспаров – А, вы за то, чтобы были нормальные полноценные выборы. А вы хотите выбирать из преемников, или вы бы выбрали кого-нибудь другого? Если вам предложат условного Медведева, условного Иванова или кого-то еще.

Игорь – Вы знаете, я не знаю, кто такой Медведев.

Гарри Каспаров – Преемник.

Игорь – Нет, я не знаю, кто такой преемник, и не знаю, кто такой Медведев.

Гарри Каспаров – Я-то с вами согласен.

Нателла Болтянская – Я думаю, он все сказал.

Гарри Каспаров – Хорошо. Спасибо.

Нателла Болтянская – У нас на линии Сергей, который написал следующее: "Путин – трагедия, Каспаров – не выход". Сергей, ку-ку!

Сергей – Да, здравствуйте.

Гарри Каспаров –Сергей, хорошо. Путин – трагедия? Начнем с этого.

Сергей – Давайте начнем.

Гарри Каспаров – Я вам давайте сразу скажу, что Каспаров сам по себе – безусловно не выход. Я как раз предлагаю создать ту ситуацию, в которой и вы, и все остальные этот выход искали бы. Я себя в качестве выхода не предлагаю. Я просто считаю, что Путин трагедия во многом потому, что нет выборов. Вы со мной согласны?

Сергей – Я согласен, Гарри. Я хотел сказать, что "не выход" - я имел в виду, я настроен, но это так, понимаете.

Гарри Каспаров – Ну что теперь делать? Если трагедия, то можно просто лечь и помирать, либо все-таки пытаться что-нибудь изменить. Будем что-нибудь менять, Сергей?

Сергей – Будем, однозначно.

Гарри Каспаров – Как?

Сергей – Вы знаете, как…

Гарри Каспаров – Ну вот я спрашиваю вас. Вы сказали, Каспаров – не выход. Предлагайте свое решение.

Сергей – Нет-нет, вы знаете, я хотел сказать, что Каспаров не выход только из-за фамилии, к сожалению.

Гарри Каспаров – Нет, вот давайте про меня не будем говорить. Нам нужны выборы нормальные, нам нужно найти альтернативу, правильно?

Сергей – Однозначно.

Гарри Каспаров – Хорошо, просто вы считаете, что нынешний режим тупиковый, да?

Сергей – Однозначно. Я считаю, он приведет к крови, к распаду,

Гарри Каспаров – А вы москвич?

Сергей – Я москвич, да.

Гарри Каспаров – 14-го апреля – вопрос – готовы прийти на площадь?

Сергей – Готов.

Гарри Каспаров – 14-го апреля, 12 часов дня, Пушкинская площадь. До встречи!

Нателла Болтянская – Я благодарю Сергея, благодарю Гарри Каспарова. Должна сказать, что очень много пришло вам вопросов, причем вопросы идут из разных городов. Между прочим, связанные…

Гарри Каспаров – Спасибо. Я постараюсь…

Нателла Болтянская – Давайте я их распечатаю. И призываю тех наших слушателей, которые их задали, пусть заглянут к вам на сайт…

Гарри Каспаров – Да, на . Мы постараемся на все вопросы ответить. Я выберу наиболее базовые вопросы, вопросов 10-15, как минимум, может, и больше, сколько получится, и напечатаем ответы. .

Нателла Болтянская – 10 секунд вам на подведение итогов "Контрудара", По-шахматному.

Гарри Каспаров – Мне кажется, что довольно очевидно, люди не довольны ситуацией, но пока еще не готовы активно протестовать. Но это для власти, мне кажется, должно быть очень тревожным сигналом, что осталось немного до того, как вот этот пассивный протест перейдет в активную фазу.

Нателла Болтянская – Это программа "Контрудар", Гарри Каспаров сегодня в прямом эфире. Спасибо.

"Эхо Москвы", 08,04,2007

Ваши комментарии: Вы можете оставить свой комментарий здесь