МАРШ НЕСОГЛАСНЫХ
Вся информация о протестной России
Что делать, если тебя задержали
Организаторы
Национальная Ассамблея Российской Федерации Объединенный гражданский фронт ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА - Общероссийское общественное движение!
Без цензуры

Глазами очевидца

28.04.2007

Письма лично в руки

Милиция у квартиры НБП. Кадр НТВ (с)

За четыре месяца нынешнего года я получил огромное количество писем, причем обычных, а неэлектронных. Из общей массы писем моих товарищей и знакомых выделяются письма "от государства" в лице судей, милиции и судебных приставов. Сначала пришло письмо, где за административное правонарушение ("Совершенное" мною на "Марше несогласных") по ст.21 "Несанкционированное шествие" суд требует с меня 500 рублей штрафа. Поскольку я нищий студент, тратящий всю стипендию на Интернет и на различные выезды, то платить я не собирался из принципа. Тем более я считаю, что это нарушает мои конституционные права на свободу передвижения и свободу слова.

Затем мне пришло письмо из ОБ ППСМ Иванова, где мне предложили работу милиционером. Когда я рассказал об этом своему другу, он спросил: "А они знают, что ты партизан?!" Посмеявшись над словом "партизан", я позвонил по указанному телефону. Там мне рассказали о прелестях работы милиционером, но потом сказали, что лучше бы мне сначала окончить свой университет, а уж потом идти работать доблестным сотрудником правоохранительных органов.

Потом пришел сотрудник прокуратуры по старому делу о задержании активистов у Городской думы. Получив отточенный текст, который мне приходилось писать во всех предыдущих объяснительных, он ушел.

Через несколько дней, в преддверии "Марша несогласных" в Нижнем Новгороде, ко мне пришли двое в штатском. Пришли домой рано утром, когда я еще спал и еще не помышлял о поездке в город Минина и Пожарского. Желая пройти внутрь квартиры, они получили отказ, но не отказались от мысли получить "объяснительную" и стали составлять ее прямо в коридоре. При попытке отказа, сотрудники начали давить на то, что это их работа. Написал в объяснительной примерно следующее: "О "Марше" узнал из Интернета, "Марш несогласных" не поддерживаю, ехать не собираюсь". Но сотрудники милиции не удовлетворились данной бумагой и еще минут пятнадцать рассказывали о "неформальных" движениях, в которых "состоят всякие скинхеды". Затем спросили, знаю ли я о большевиках. Получив ответ что "есть такая партия ВКП(б)", они посмотрели на часы и удалились, предварительно напомнив, что все члены организаций у них на учете. "И я тоже?" – "Ты в первую очередь". Запретить ехать на "Марш" они мне не могли, но поскольку беседа длилась более часа, автобус до Нижнего Новгорода уже уехал.

Далее пришло письмо из Москвы, от мирового судьи, который требовал заплатить штраф. В письме также указывалось, что дело передается на исполнение судебным приставам.

Через неделю пришло еще одно письмо – уже от приставов. Поняв, что они не откажутся от мысли взять с меня штраф, при этом увеличив его в несколько раз, я скрепя сердце поплелся получать стипендию, которую тут же пришлось отдать служителям Фемиды.

В офисе у приставов меня спросили: "У вас штраф за машину?!"
"Нет, я политический!", - ответил я, вспомнив старый анекдот.

ридя домой, я рассмеялся – в двери торчала повестка: "Явиться в ОБЭП!" Ниже приписано: "В случае неявки гражданин может быть подвергнут приводу!"

Интересно, в чем меня подозревают, в каких экономических преступлениях?!

Оказалось, что это у них бланк такой, на самом деле меня вызывают к другому следователю.Вышел все тот же сотрудник, которого уже лишили премии за наше задержание. Видно он мне мстит таким образом.

- О, Юрок, давно тебя не видно!
- Совсем недавно заходили, что опять?
- На "Марш" собираешься?
- Не собираюсь!
- Ты в прошлый раз не собирался, но ездил!
- Не ездил!
- А нам сверху бумага пришла!

Достал бумагу, посмотрел фамилии:

- Вот же написано, ездил!
- Даже если ездил, то что?!
- Нам поручено тебя вразумить!
- Каким образом?!
- Рассказать, что там делать нечего!

Следователь достал здоровенную папку, где сверху лежало моя объяснительная. "Дело завели!", - пронеслось в голове. Потом он начал, писать еще одну объяснительную, где также записал, что я на "Марш" не еду.

- А статья 51-я?! Я могу не подписывать?!
- Можешь, а смысл?! Это наша работа, сейчас у нас все будет жестко, как в Москве, но я надеюсь, что мы и так друг друга понимаем. Если ты соберешься на "Марш", ты нам сам скажешь.
- Ага, конечно, - сказал я, мысленно пообещав себе больше никогда не ходить по повестке в отделение.

Затем он пытался разузнать о численности тех, кто собирается на "Марш".
Поняв, что я ничего им не скажу, они меня отпустили.

Не поехал я на "Марш" не из-за того, что меня запугала милиция, а из-за того, что у меня после уплаты штрафа не было денег.

В милиции я узнал, что меня включили в "перечень экстремистов", причем не за участие в "Марше несогласных," а еще раньше, за активную политическую деятельность и критические публикации в прессе. Оказывается экстремистом можно назвать не только террориста, фашиста, ксенофоба, шовиниста, но и просто студента.

Юрий Головин