МАРШ НЕСОГЛАСНЫХ
Вся информация о протестной России
Что делать, если тебя задержали
Организаторы
Национальная Ассамблея Российской Федерации Объединенный гражданский фронт ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА - Общероссийское общественное движение!
Без цензуры

Глазами очевидца

09.06.2007

Без маски

Борис Вишневский

Недавняя встреча губернатора Валентины Матвиенко с главными редакторами питерских СМИ не транслировалась по телевизору. Ее стенограмма не печаталась в газетах. Подробности этой встречи подавляющее большинство ее участников тщательно замалчивает. И понятно, почему: в таком раздраженном тоне Валентина Ивановна с журналистами еще не беседовала.

Но суть дела не только в том, что даже лояльные к Смольному СМИ вызвали недовольство губернатора всего лишь тем, что посмели поинтересоваться: а будут ли наказаны те, кто избивал журналистов после "Марша несогласных" 15 апреля?

И не только в том, что губернатора, как выяснилось, чрезвычайно раздражает "неправильное" освещение истории с предотвращенным покушением на ее персону (большинство СМИ почему-то в подлинность покушения не поверили и в разной степени "оттянулись").

Суть дела – в том, что впервые питерский губернатор столь откровенно выразила свое отношение к питерской оппозиции и ее действиям.

Маска "либеральной правительницы" сброшена окончательно – а за ней окончательно нарисовался образ, как любит говорить лидер питерского "Яблока" Максим Резник, "вздорной бабы в дорогих шмотках".

То есть, конечно, оппозиционеров, несогласных с теми или иными действиями администрации, Валентина Ивановна и раньше не жаловала.

Чем больше "горячих точек" появлялось в городе – начиная с продолжавшейся, несмотря на предвыборные обещания губернатора ее прекратить, "уплотнительной застройки" и заканчивая строительством "Газоскреба", - тем чаще обсуждение существа вопроса подменялось обсуждением того, "кто за этим стоит".

Губернатор заявляла, что критика "исходит от узкой группы лиц", митинги протеста организованы "теми, кто желает нажить себе политический капитал", а сбор подписей граждан против очередного "стратегического проекта" – всего лишь "спланированная кампания" с целью "связать властям руки"…

В конце мая Валентина Матвиенко выступила с ежегодным посланием к городскому парламенту и презрительно назвала выступления граждан "маргинальными протестными акциями", заявив, что их "режиссеры", мол, "зарабатывают политические и не только политические бонусы".

А до этого, когда в Петербурге прошли два "Марша несогласных" - губернатор заявляла, что на улицы вышли "экстремисты", которые, мол, в нескольких вагонах приехали из Москвы…

И все же такой откровенности, как на упомянутой встрече с "редакторским пулом", до сих пор не наблюдалось.

Еще можно понять натуральную истерику, случившуюся с губернатором, когда она клеймила питерские СМИ за освещение истории с покушением. Ну не поняли товарищи, что никак нельзя было усомниться в его подлинности, тем более что сама Валентина Ивановна так считает. Кстати, одним их главных мотивов ареста газеты к проходящему сегодня в Питере "Маршу несогласных" называют размещение в ней статьи "Взрыв Валечки для галочки", посвященной этой неприятной для губернатора теме.

Но еще более яростный поток ненависти обрушился на оппозицию, которая смеет свое суждение иметь… в то время как весь питерский народ в едином порыве… под руководством губернатора… при поддержке лично Владимира Владимировича… семимильными шагами… к новым свершениям…

Оказывается, в питерской оппозиции собрались "враги России, у которых нет никакого конструктива" (само собой, получающие деньги от Березовского, Ходорковского и Запада).

Оказывается, оппозиция организовывает "протесты ради протеста" и ищет только "повод для скандала".

Оказывается, "Яблоко", играющее ключевую роль в объединенной питерской оппозиции, давно уже "выродилось", встало на "тупиковый путь уличных протестов", и с ним "невозможно сесть за стол и искать компромисс".

Оказывается, на "Марши несогласных" приходят некие люди в белых одеждах и с бритвами, которыми сами режутся, чтобы обвинить милицию в жестокости (белые одежды – понятное дело, чтобы кровь лучше была видна)…

Оторопь берет при таких рассуждениях: как будто машина времени "отмотала" два-три десятилетия назад.

Конечно же, протесты против строительства "Газпром-сити" – это "неконструктивно". И ничего, что архитекторы-профессионалы и деятели культуры криком кричат, что нельзя уродовать "небесную линию" Петербурга этой 400-метровой башней, а Всемирный фонд охраны памятников только что включил питерский горизонт в число ста объектов всемирного наследия, которым угрожает наибольшая опасность. Губернатор лучше разбирается в этих вопросах, чем какие-то архитекторы и какие-то общественники, трясущиеся над каким-то историческим обликом Петербурга. Да исторический Петербург вместе с его жителями только мешает развивать город и привлекать инвесторов (то есть, продавать им все новые и новые территории под гостиницы и офисные здания)!

Конечно же, "уличные протесты" (а как еще выразить свое мнение партии, цинично отстраненной от выборов и лишенной парламентской трибуны?) – это "тупиковый путь", а с теми, кто не хочет соглашаться с политикой администрации, невозможно "найти компромисс". Да его, заметим, никто не ищет – стиль администрации сегодня практически тот же, что во времена, когда Валентина Ивановна была зампредом Ленгорисполкома: "не дело холопов обсуждать барские приказы".

Конечно же, любой "несогласный" – это враг. С ним не надо спорить, убеждать, противопоставлять его аргументам свои, доказывать, возражать – его надо разоблачать и пригвождать. Как тут Жванецкого не вспомнить: "О чем может спорить человек, который не поменял паспорт? Какие взгляды на архитектуру может высказать мужчина без прописки? И вообще, разве нас может интересовать мнение человека лысого, с таким носом? Пусть сначала исправит нос, отрастит волосы, а потом и выскажется"…

А если враг не сдается и продолжает упорствовать – его, как известно, уничтожают. Его бьют дубинками после митингов оппозиции, калечат руки-ноги, проламывают головы – а потом доблестная питерская прокуратура (что происходит сейчас по полной программе) отказывает в возбуждении уголовных дел по причине… "отсутствия события преступления"!

Зато и до, и после "Маршей несогласных" Валентина Ивановна с удовольствием рассказывает сказки о "бритвах", которые даже как-то комментировать неудобно: травмы, которые залечивали в больницах пострадавшие оппозиционеры, были нанесены отнюдь не мифическими "бритвами", а вполне реальными полицейскими дубинками и сапогами.

И что теперь - кто-то наказан? Да никто. И не будет никто наказан. На все вопросы о причинах избиения граждан и привлечении к ответственности омоновцев начальник ГУВД Владислав Пиотровский отвечает, что "оценки даст прокуратура", а какие она дает "оценки" - уже сказано.

Удивительно это? Да ни в коей мере. Один из главнейших признаков полицейского государства (то, что оно в России уже практически построено, очевидно) – безнаказанность полиции: гражданам, выступающим против власти, бесполезно искать защиты от полицейского произвола. И вообще, у "врагов России" (почти уже "врагов народа"), каковыми и Валентина Матвиенко, и Кремль считают оппозицию, просто по определению не может быть никаких "прав человека".

Это уже было – в те времена, когда товарищ В.И.Матвиенко входила в партийно-комсомольскую обойму.

Кстати, именно по этой причине диссиденты грустно констатировали, что в Советском Союзе не нарушаются права человека.

Если нет прав – тогда, понятное дело, и нарушать нечего.

Борис Вишневский

Ваши комментарии: Вы можете оставить свой комментарий здесь