МАРШ НЕСОГЛАСНЫХ
Вся информация о протестной России
Что делать, если тебя задержали
Организаторы
Национальная Ассамблея Российской Федерации Объединенный гражданский фронт ЗА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА - Общероссийское общественное движение!
Без цензуры

Глазами очевидца

07.05.2008

Смело и дерзко

Шествие. Фото Собкор.Ru

Участники фактически запрещенного властями "Марша несогласных" собирались в двух местах. Первое — заранее объявленное организаторами, около памятника Грибоедову. Второе — середина улицы Покровка. Там собрались только активисты некоторых оппозиционных движений ("Смена", "Оборона", ОГФ, Антивоенный клуб и другие) и журналисты. По их плану нужно было организовать что-то альтернативное несанкционированному маршу. Собравшиеся понимали, что на Чистых находится столько милиции, что там невозможно будет ни выкрикнуть слоган, ни вытащить флаг без того, чтобы тебя тут же не задержали и довольно жестко. Впрочем, расчет себя не оправдал — часть собравшихся "благополучно" задержали на Покровке, а оставшихся — около прудов на Чистопрудном бульваре. При этом никаких противоправных действий даже с формальной точки зрения они не совершили — их просто узнавали те самые "люди в штатском", которые их и задерживали — плотного телосложения, с бычьими шеями и лицами. Держались они кучками и штатское носили одинаковое. В общем — по всем приметам узнавались сотрудники УБОПа.

Таким образом, из возможных активных участников марша до Грибоедова добрались единицы. Предпринимать что-либо в официальном месте сбора, как и предполагалось, было невозможно. Еще днем наши корреспонденты передавали, что в районе метро "Тургеневская" собралось более 10 автозаков и автобусов с ОМОНом. Тем не менее на заявленном месте начала "Марша несогласных" к 18.00 собралась внушительная толпа журналистов и человек 200 активистов. В мегафон собравшихся призывали выполнять "законные требования" милиции и не выходить на проезжую часть. Подошедший Денис Билунов, исполнительный директор ОГФ, разъяснил журналистам, немедленно окружившим его плотным кольцом, что марш решили отменить – в виду опасности, которой могут подвергнуться его участники. А действия правительства Москвы, в законные сроки не ответившего на заявку и не предложившего альтернативного места проведения марша, по словам Билунова, организаторы "Марша несогласных" намерены оспорить в суде.

Потом Денис Билунов через милицейский мегафон попросил собравшихся участников марша разойтись и не поддаваться на провокации. Он объяснил это тем, что милиция обещала, если такие слова прозвучат, никого не задерживать и не применять силу. Такие договоренности были достигнуты на круглом столе в ГУВД, в котором собрались, кроме представителей ГУВД, организаторы акции, правозащитники и чиновники. Что же, можно констатировать, что милиция свое обещание не выполнила — в районе из участников и потенциальных участников акции было задержано более 40 человек, а 27 человек из задержанных на Покровке и Чистых (по сведениям на данный момент) провели ночь в участках.

Как бы то ни было какой-либо активности со стороны молодых сторонников оппозиции у памятника Грибоедову после объявлений Билунова действительно замечено не было: лишь пару молодых людей, попытавшихся развернуть какой-то плакат, мигом закинули в милицейский автозак.

Зато проявило себя старшее поколение. "Мы старые, нас бить невозможно, потому что мы помрем просто. Поэтому нас не трогают. А молодежь бьют, вот марш и отменили", - заявила одна из пришедших на марш пенсионерок. Периодически люди старшего возраста поднимали плакаты, например, с фотографией Путина, держащего пистолет, и подписью: "Кого хочу, того мочу". Милиция на пенсионеров не реагировала. Видимо, было спущено сверху какое-то указание на этот счет – ведь задержание любой старушки с плакатиком обязательно было бы заснято на десятки фотоаппаратов и телекамер. "Винтить старух - себе дороже", – решило милицейское начальство. "Сейчас ничего, вот раньше в машины затаскивали", - комментировали это сами пенсионерки. В их числе были и ветераны войны. У одной из женщин-ветеранов на повязанной георгиевской ленточке было написано: "Всех освободили, кроме себя". Весьма актуально в свете приближающегося Дня Победы. Какой-то старик даже пел частушки политического содержания: "Народ и ахнуть не успел, как на него медведь насел". Журналисты улыбались и снимали. Милиционеры молча стояли в стороне.

К памятнику Грибоедову пришла и мать убитого нацбола Юрия Червочкина. Она рассказала, что "приехала из Серпухова, специально на марш, потому что расследование убийства Юры не ведется, никому это не нужно". "Юру убили просто за то, что он клеил листовки… За эту свободу наши мальчики умирают от руки волкодавов. Его убили вот эти вот, из РУБОПа, который нас сейчас охраняет". В толпе действительно ходило очень много сотрудников в штатском, хмурых, коренастых и коротко стриженных, которые мгновенно концентрировались в том месте, где наблюдалась хоть какая-то активность. Глядя на их лица, ясно ощущалось, что такие и убить могут. А сейчас вот – порядок охраняют.

Внезапно кто-то побежал от памятника Грибоедова к противоположной стороне здания станции метро "Чистые пруды". Журналисты подумали, что там происходит что-то интересное, и немедленно бросились туда. Площадка перед Грибоедовым стремительно опустела. Но у той стороны метро ничего не происходило – и разочарованные журналисты, вдоволь наснимавшие пенсионеров, стали расходиться.

Однако не все, кто был у Чистых, отправились домой. Группа человек из 40-50 поодиночке двинулась к станции метро "Проспект мира", где, как выяснилось, была заранее оговоренная активистами точка сбора. Однако стихийным организаторам не хватило тех самых организаторских способностей для того, чтобы действовать оперативно. Да и о переносе акции, по всей видимости, милиция узнала еще на Чистых, так что около выхода из метро активистов ждали несколько оперативников. Как только на площадке собралось около двадцати человек, подъехало несколько автобусов с ОМОНом. Они развернулись прямо на встречной полосе. ОМОН высыпал из автобусов и, сцепившись локтями, образовал несколько живых цепей, которыми людей, стоящих у метро, загоняли в него обратно. Несколько человек было схвачено. Особо жестко брали лидера движения "Мы" Романа Доброхотова. Сама станция была окружена цепью бойцов ОМОНа, которые никого из нее не выпускали. От организации акции у метро "Проспект мира" пришлось отказаться.

Однако активисты не отчаялись и назначили новую точку сбора, на этот раз около метро "Серпуховская". Здесь их, к счастью, не встречали ни люди в штатском, ни в форме. В итоге около 40 человек удалось пройтись по Большой Серпуховской и Пятницкой улицам. Их сопровождали несколько журналистов. Участники акции скандировали "Долой полицейское государство", "Нам нужна Другая Россия", "Россия без Путина", "Лжедмитрий, вон из Кремля" и зажигали файеры. Участники акции на практике показали единство оппозиции: были представители ОГФ, "Обороны", "Смены", Антивоенного клуба, нацболы, художники из группы "Война" и просто несогласные молодые люди, девушки, мужчины, женщины и старушки. Был даже один грудной младенец.

Конечно, шествие по двум улицам сорока активистов — это не апрельский марш 2007 года. Теперь государство свободно позволяет себе односторонние действия, и перед "несогласными", которые, как уже показала практика, давно расширились за границы "Другой России", остро встает задача менять тактику. Организовать хоть одну согласованную акцию в центре Москвы московское правительство больше никогда не позволит, несмотря на то, что это полное нарушение конституционных прав граждан. Проводить массовые марши и митинги с привлечением простых людей просто невозможно — многие не придут из-за того, что побоятся (и их можно понять). А подставлять тех, кто не испугался, под милицейские дубинки организаторы считают неэтичным. Остается действовать смело и дерзко, напрямую осуществляя свое конституционное право, не взирая на противозаконные решения и действия чиновников и правоохранительных органов.

Юлия Галямина




Станислав Решетнев